История про горячий шоколад

На чердаке никого не было. Вот уже несколько дней.  Куда ходит гулять Юлинка, никогда сразу и не угадаешь. Да она и сама обычно не знает, пока не придёт. А уж если Пушистый Ангел отправился гулять, то это минимум до ближайшей Вселенной.

Жизнь на чердаке отнюдь не остановилась. Чудеса теснились на подоконнике, время от времени подкармливая голубей. В спальне хозяйничали разноцветные солнечные зайчики. Мурмельки на окне помогали им не потерять окраску. Радуга в ведре по вечерам тихонько рассказывала сказки, а в дождь читала стихи. Мыльные пузыри выдувались и отважно отправлялись в путешествия, хотя зима подходила к концу и замораживать их было некому. Так и летали совсем без брони. Белые пушистые клубочки дружили с солнечными зайчиками и примеряли на себя разные цвета, чтобы подсказать Юлинке.

Неожиданно дверь распахнулась и на пороге появилась старушенция. Сгорбленная, сморщенная, в лохмотьях. Распространила вокруг себя неприятный запах, голуби закашлялись и разлетелись. Остальные присмирели и на всякий случай попрятались.

– Хороший чердак, – проскрипела она. – Буду здесь жить! – и протопала прямиком к любимому креслу Юлинки. Взгромоздилась на него и громко захрапела. Тут же все пришли в движение. Ветра быстренько освежили воздух, добавив морского рассвета и горных вершин. Белоснежные клубочки впитали в себя грязные следы, оставленные старухой на деревянном полу. Разноцветные солнечные зайчики отправились советоваться с Радугой в ведре – что же делать? Рассудительная Радуга молвила: “Ни Юлинке, ни Ангелу не понравится, если мы гостя выживем, остается заботиться”.

И вновь все пришли в движение. Ветра создали тёплую звуконепроницаемую завесу вокруг гостьи, дождевая вода нежно омыла старушку вместе с лохмотьями, чудеса зашуршали на кухне, пытаясь приготовить ужин. Но дверь вновь отворилась – два гостя за день?! Но на пороге стояла огромная стеклянная банка, наполненная какими-то странными зёрнами. Банка была такая большая, что никто из обитателей чердака сначала не заметил Юлинку. А уж когда увидели, сами доставили и банку, и Юлинку на кухню, окружили со всех сторон, совсем позабыв про гостью, спящую в кресле.  Очень уж любопытно было, что принесла на этот раз Юлинка.

– Лекарство от печали и душевных ран, – громко объявила Юлинка, чтобы её не затоптали. – Как готовить, не знаю. Будем экспериментировать! Видимо, слишком громко сказала – прибежали и солнечные зайчики из спальни, изо всех сил стараясь сохранить свою окраску, чтобы и мурмельки видели, что происходит на кухне.

В этот момент отворилось окно, и на широком подоконнике появилась странная машина. А за ней и Пушистый Ангел нарисовался: “Не знаю, что это и зачем оно…” – начал было он. “Зато я знаю!” – воскликнула Юлинка и закружилась по кухне, обнимая мельничку для кофейных зерен. – “Это для лекарства”.

– А кто-то болен? – забеспокоился Ангел.

– Смотри, что я нашла, – продемонстрировала Юлинка банку с зернами – Лекарство от печали и душевных ран. Сейчас буду готовить.

– Опять без инструкции?! – поинтересовался Ангел. Юлинка посмотрела на него абсолютно невинным взглядом, но уже затуманенным страстью к исследованиям, и он понял, что грядут эксперименты, и его роль обеспечить безопасность чердаку.

Юлинка вальсировала по кухне, доставая специи, наливая воду в кастрюлю, летали чашки, ложки, чудеса хихикали, но убегать не спешили. В прошлый раз досталось лишь солнечным зайчикам, да и то тем, которые неосторожно совсем уж близко подошли. Зёрна насыпали в мельничку, и ветра восторженно крутили ручку. Молятся, – прошептал самый маленький солнечный зайчик. Остальные зашикали на него: не молятся, а перемалывают! – Перемалывают Ветра, а зёрна молятся! – настаивал он на своём. Спорить никому не хотелось, все с предвкушением ждали священнодейство. Вода в кастрюле забурлила, давая сигнал к началу. Юлинка смолотую темно-коричневую пыль ссыпала в половник и понесла к плите.

– Стоять! – раздался хриплый старушечий голос. – Вы кто такие и что тут на моём чердаке происходит?!

– Меня зовут Юлинка, а его, – указывая на Ангела за окном, – Пушистый Ангел. Мы здесь живём.

– Аааа, хозяева значит. А я-то думала, такое местечко уютное и никого. А зачем он в кухне защитный купол развернул? – спросила старуха, косясь на чудеса на подоконнике.

Юлинка, кажется, даже покраснела: “Ну я, тут экспериментирую. Не в первый раз”.

– Понятненько. Отойди-ка. Это ж шоколад, – сказала старуха, сунув свой нос в половник. – Вовремя я проснулась.

– Шо-ко-лад, – по слогам повторили все на кухне и Ангел за окном.

– Лекарство от печали и душевных ран – прочитала старушка на банке. – Вот значит как. И ты его в кастрюлю с водой?!

Юлинка нервно моргнула – столько страсти и недовольства расцвело в словах гостьи.

– Отойди, – бесцеремонно заявила старушенция. – Садись и учись. Ничего не трогай. Вы, – указала она на Ветра, пока Юлинка взбиралась на оранжевый вязанный стул, – бегом за молоком, и смотрите мне… – предложение старуха не закончила, но Ветра итак поняли, что из магазина молоко лучше не приносить. Вы, – кривой палец уткнулся в солнечных зайчиков, – доставайте все имеющиеся здесь специи и подносите к моему носу. Вы пока займитесь сахаром, — дала она указание чудесам. — А потом поможете размешивать напиток, авось кто из вас искупаться в нём захочет, получится чудеснорасчудесно. Ты – сворачивай купол и подумай, где бы…. – но Ангела за окном уже и след простыл, он ведь умел читать мысли.

Вернулся Пушистый Ангел одновременно с Ветрами, которые притащили целый бидон молока от коров, что паслись в тишине и сладости высокогорных лугов. А Ангел поставил на подоконник – серебряную джезву, расписанную удивительными узорами.

– Се-ре-бро! – пропела старушка. – То, что надо для лекарства от грусти. Ты молодчинка, – и погладила Ангела по щеке. – И Вам спасибо, очень правильное молоко принесли, душевный напиток получится, – улыбнулась она и сладко потянулась. А затем тихонько запела. Притопывая и прихлопывая, тянула она свою песню. Движения её были плавные и неторопливые, но успевала она как ураган везде – молоко нагреть, зёрна смолоть, сахар растворить, специи отобрать, в ту самую секунду всыпать в темную тягучую массу то самое количество, и, конечно, помешать – по часовой стрелке, вливая любовь, заботу и веру, и искупать пару-тройку чудес в горячем, страстном напитке. Одобрительно крякнула, когда ровно за пятнадцать минут до завершения её ритуала, Ангел приступил к своему – поставил в духовку булочки с корицей.

Солнечные зайчики, не дожидаясь взгляда, очистили стол от лишнего и накрыли стол. А Юлинка всё так же сидела на высоком табурете, и казалось смотрела не на творящееся на кухне, а куда-то внутрь себя. Тем временем старуха разлила горячий шоколад по бокалам для глинтвейна, а Ангел разложил на блюде жаркие булочки. И всех позвали пробовать лекарство от печали. Хоть на чердаке печали и тревоги долго не задерживались, любопытно было всем.

Юлинка взяла свой бокал и булочку, откусила маленький кусочек и отпила немного шоколада. Заурчала. Молча спрыгнула с табурета и вышла в окно, зацепив хвостом парочку чудес с подоконника.

– Куда это она? – хотел поинтересоваться Ангел у старушки, но не смог. За столом на любимом табурете Юлинки сидела красивая, статная женщина лет сорока. Тёмные вьющиеся волосы и смеющиеся глаза цвета шоколада были ему ответом.

– Даааа, давненько я любимым делом не занималась, вот и прохудилась… – протянула она низким хриплым голосом. – Позвольте представиться, меня зовут Ираида. Простите, что хозяйничала тут у вас, но не смогла удержаться, когда увидела, что шоколад в кипятке готовить собираются. Кажется, я Юлинку обидела.

– Вряд ли. Юлинке некогда обижаться, да и жаль ей тратить драгоценные секунды на обиду. “Сама не заметишь, как и все остальные минуты и часы наполнятся этой противной субстанцией” – так она говорит. Вернётся, расскажет. А я вот всё думаю, как вашим волшебным напитком побольше душ напоить, для растворения страхов, обид и горестей. Я ведь правильно понимаю, что не один рецепт от грусти у вас?

Ираида закивала: “да и экспериментировать я люблю….”

– Нечего тут думать, – сказала Юлинка, входя в окно. – Бегом за мной. Я уже всё устроила. – и вышла в дверь. Недоумевать было некогда, Юлинка ждать не будет, и все кто мог ринулись за ней. Ангел, чтобы не создавать толкучку на узкой винтовой лестнице, предпочёл спланировать на крыльях. Юлинка стояла прямо под чердачным окном.

– Я уже давно присмотрела это помещение, но никак не могла придумать для чего. А сегодня, вот чудо, – хозяин вывесил объявление, что готов просто отдать его тому, кто будет о нём заботиться. Ираида, добро пожаловать. Твоя шоколадная лавка, – толкнула Юлинка стеклянную дверь, и та открылась с мелодичным звоном. – Колокольчики остались от прежних арендаторов. Заходите. – посторонилась Юлинка.

– Ну уж нет! – заявила Ираида. – Кошка первая. На счастье! – и подмигнула Юлинке.

Через несколько дней, когда весна вошла в свои права, прогнав с улиц холодные ветра и последний уже совсем грязный снег, прям на тротуаре появились маленькие столики на одного и чёрная деревянная доска с меловой надписью: “Творим чудеса по понедельникам, средам и пятницам! Добро пожаловать в Шоколадную лавку!”

А дальше История про Апельсиновые фонари

Поделиться ссылкой:

8 Replies to “История про горячий шоколад”

  1. С удовольствием прочла. Фильм «Шоколад» вспомнила …))

  2. Чудесно! нежно, занимательно, но я бы поставила столики минимум на двоих…

  3. Я бы тоже))) Но Ираида и Юлинка меня не спрашивали — поставили столики на одного, к чему это и для чего пока не знаю. Поживём увидим. Глядишь и семейные варианты появятся))))

  4. :) Людмила says: Ответить

    🙂 Какая замечательная история! Феечка, ты — чудо! Ты так красочно и ярко описываешь события! Аж дух захватывает! У тебя есть чему поучиться! Спасибо! Почитала с наслаждением.
    🙂 А это решение — самое лучшее из всех, которые я когда-либо встречала:
    “Ни Юлинке, ни Ангелу не понравится, если мы гостя выживем, остается заботиться”
    🙂 Браво!

    1. Людмилочка, спасибо тебе огромное, что читаешь. И каждый раз находишь слова одобрения и поддержки! Для меня это очень-очень много! Твоя сказочка зреет!

  5. Ольга Родина says: Ответить

    Солнце моё! Чудесно!!! Читается на одном дыхании! Доброта, нежность,юмор, волшебство — что ещё бывает сказочнее???

  6. А мне очень даже, эти столики на одного… И хриплая старушка мне напомнила кое-кого 🙂 Спасибо, Феечка, за сказку на сон грядущий.

  7. «…жаль ей тратить драгоценные секунды на обиду…» — супер!!!
    А столики на одного, потому что подаётся там Лекарство от печали и душевных ран, все правильно!
    …а ДРУГОЕ, для двоих, в последней главе «Дегустатора снов»!

Добавить комментарий для Марина Отменить ответ