Сказка о любви

Жила-была маленькая девочка. Девочка росла странная.

«Опять витает где-то, – вздыхала мать. – Ничего поручить нельзя, обязательно всё испортит, безрукая…».

Девочка жила не здесь. В её воображаемом мире было место для мудрых драконов, нежных эльфов, добродушных гномов, белоснежных единорогов, волшебных фей.

«Пошла бы с другими детьми поиграла, – ворчала мать. – Сидит целыми днями с блаженным лицом, как умалишенная…»

в мире маленькой девочки жили только добрые люди. Люди, которые умели наслаждаться каждым мгновением, а потому совсем не умели причинять зло ни себе, ни другим.

«Опять полезла на свой дурацкий чердак, – злилась мать. – Дал же Бог ребенка! У всех дети как дети, а моя…»

Девочке было очень странно, что другие не видят чудес, которые происходят с ними ежеминутно. Девочке было грустно, что её мама тоже не видит какой мир прекрасный, и всё время жалуется на жизнь кому-то по имени Бог.

«Свалится когда-нибудь оттуда. Шею свернет», – думала мать с такой страстью, будто это было её единственным желанием. Но тут же спохватывалась: «Пойду гляну. Как бы не вышло чего…»

Девочке очень хотелось, чтобы мама поднялась к ней на чердак и увидела своими глазами. «Придёт звать — буду молчать, – решила девочка сегодня. – Пускай поднимется! Ой, я же могу нарисовать мамочку на своей картине. Тогда она точно поднимется!»

«Ох, ты ж горе луковое! Куда опять подевалась эта несносная девчонка?!, – ярилась мать. – Вот поднимусь на этот чертов чердак, выпорю, чтобы не повадно было мать пугать!»

«Мама поднимется на чердак и увидит какой мир чудесный! И как я ловко умею создавать нити и вплетать их в узор.»

«Там же нет ничего, кроме пауков, пыли и бабкиного старого ткацкого станка», – противоречила сама себе мать. «Вот в кого девчёнка пошла. Такая же фантазерка!» – раззадоривала себя мать. Нестарая еще женщина. Но уже обессиленная — так рано ушедшим любимым мужем, невозможностью досыта поесть самой и накормить дочь, необходимостью работать с зари до зари, несносностью ребенка…

«Для мамочки хочется чего-нибудь особенного. Я так давно мечтала жить на берегу тёплого и ласкового моря. И всё не решалась. Вот будет отличный подарок и мне, и маме! Прохладную бирюзу протянем здесь и здесь. Сюда добавим ласковой прозрачности морского ветерка. Разноцветье прибрежных камешков — вот сюда. А здесь белая плотность пены. Переливы синих брызг и конечно же чистоту криков чаек. Наверное, нужен ещё и маяк».

Тяжело переваливаясь и приготовившись вылить на ребенка всю накопившуюся злость, мать толкнула дверь чердака. Крик застрял в горле. Все приготовленные слова испарились. На чердаке не было ничего — ни пыли, ни пауков, лишь старый ткацкий станок, и на нём полотно. Невиданной красоты — драконы, эльфы, феи, люди. И всё было пронизано такой любовью, нежностью и светом, что сердце захолонуло.

А в правом нижнем углу разливалось лазоревое море — такое теплое и ласковое, что женщина ощутила солёность влажного воздуха и услышала крики чаек. Оторопела. В их суровом краю — с долгими зимами и коротким засушливым летом — влажные тёплые ветры не были гостями. Помотала головой, но шум прибоя звучать не перестал. Испугалась и запретила себе слышать. И тут увидела дочь.

Девочка сидела на табуретке перед станком и что-то шептала. А на её ладошке вырастали разноцветные нити — живые и гладкие. «Будь, пожалуйста, маяком!»- услышала мать, подойдя ближе. Белая плотная нить засияла и шустро устремилась к полотну. Зависла на секунду, словно присматриваясь, где бы поудобнее разместиться. И нырнула. На картине вырос белоснежный маяк как раз на залитом солнцем утёсе.

— Мамочка, – радостно закричала девочка. – Как хорошо, что ты пришла! Смотри чему меня бабушка научила! Что ты хочешь больше всего сейчас?

— Новое платье, – выдохнула мать и застыдилась. Дома есть нечего, а она о платье мечтает.

— Хорошо. Сейчас попрошу нить для нового твоего платья. Какого цвета хочешь?

— Зелёного. Под цвет глаз, – чего уж стыдиться. Никто ж кроме дочери не узнает.

— Зелёная ниточка, будь маминым платьем , пожалуйста.

Изумрудная нить зашевелилась в ладошке. Женщине показалось, что нить приподнялась и внимательно посмотрела ей в глаза, слегка изменила свой оттенок и лишь потом устремилась к полотну.

— Откуда берутся нити? – спросила мать, дивясь про себя, что усталость будто растворилась и ушла из тела.

— Я их создаю, – гордо ответила девочка.

— Но как?

— Не знаю, просто прошу. Но бабушка говорила (тут девочка приосанилась, даже ростом стала выше, а лицом ещё более стала похожа на бабушку и ласковым старушечьим голосом произнесла): «Важно, деточка, вспомнить! Вспомнить, что ты и есть любовь. Вспомнить, что всё в этом мире есть любовь. Что любовь есть суть этого мира. И тогда останется лишь возможное!»

Я, наверное, вспомнила. Потому что нити стали появляться сами, стоит мне только пожелать. Сначала я просто просила их поиграть со мной. А потом я нашла станок и картину. И…

«Боже, а ведь и в моем детстве были нити, и мама что-то такое говорила про вспомнить. А нитей я боялась, очень сильно боялась…» – мысли бились внутри головы.

— Ой, мамочка! Ты наверное очень-очень платье хотела. Обычно долго ждать приходится, а тут раз и готово! Да ты не туда смотришь, на себя смотри! – в голосе девочки слышалась такая искренняя радость.

Женщина опустила глаза и выдохнула. Она выглядела словно принцесса из сказки. Тугой лиф поддерживал красивую грудь и подчёркивал тонкую талию. Тяжелая юбка струилась зеленым атласом.

«Как я и мечтала!» – с восторгом подумала она.

— Ой, мамочка, пойдём посмотрим. А вдруг и моё море тоже… – девочка схватила мать за руку и потащила к окну. Распахнула его и высунулась наружу. Крики чаек стали отчётливый, запах моря ворвался в комнату, тёплый прозрачный ветерок растрепал волосы.

Женщина прищурилась и увидела белоснежный маяк, возвышающийся на скале, залитой солнцем.

— бежим купаться! – закричала дочь и вылезла в окно.

«Чердак же!» – испугалась мать.

— Мама, ну же быстрей. Не бойся!

Женщина высунулась из окна и увидела белую террасу. От неё большие каменные ступени вели к морю. («Морю?!»). Дочь с нетерпением подпрыгивала на второй ступеньке. Женщина осторожно села на подоконник и спустила ноги за окно.

«Вот бы платье полегче, – пронеслось в голове. – В этом жарко слишком. Да и шляпа бы не помешала».

***
Молодая и очень привлекательная женщина сидела на подоконнике и болтала ногами в легких кожаных сандалиях. Ещё немного полюбовавшись видом, она прыгнула. Оглянулась и увидела низкий белый дом вальяжно раскинувшийся вдоль каменной скалы. Дом был так удачно вписан в ландшафт, что казался его естественным продолжением. Глубоко вздохнув и больше не сомневаясь, женщина побежала за дочерью по ступеням. А синий дракон с ближайшего дерева задумчиво наблюдал как тяжёлый зелёный атлас становится белым воздушным шёлком…

Поделиться ссылкой:

2 Replies to “Сказка о любви”

  1. :) Людмила says: Ответить

    🙂 Прекрасная сказка! Сказка очень сильно напоминающая быль. Мы все умеем очень успешно менять реальность своей жизни. Главное верить и творить.
    Спасибо за эту удивительную и прекрасную историю!

  2. Периодически я очень устаю чувствовать себя маленькой беспомощной одинокой девочкой. И когда Феечка предложила написать сказку в подарок, я попросилась одна из первых: «Только сказка сможет мне помочь стать сильной». Запрос запущен, осталось дождаться ответа, всегда не просто дождаться. Я уже и перестала. А вот и ответ, принимайте! Теперь было сложно принять! Вот так вот все у меня со сЛожностями, следующий запрос будет о пРОСТОте.
    Ну вот… сказка о Любви, а я просила о Силе. Просто я не сразу поняла, что сила она в любви, в любви к себе. Джулия Кэмерон предлагает в своей книге «Путь художника» помнить:«Мы становимся сильнее, когда дорожим собой!».
    В сказке две женщины мать и дочь, ум и сердце, рацио и не очень. История этих женщин не похожа на нашу с мамой, хотя в моей жизни всегда был чердак – излюбленное место для игр, да и отношения с мамой не были гладкими. Я долго примеряла на себя сказку Феечки…
    Как-то осенило, обе женщины – это я, это мои субличности: Взрослый и Ребенок. Мой взрослый действительно был беспощадным и несчастным сухарем, требующим рациональных, книжных шагов и методов. Он был зол и раздражен, потому что зажат в тисках жестких правил, но долгое время рулить я доверяла только ему – таковы правила!
    Какое счастье, что мой творческий ребенок выжил за это долгое время и встретил много волшебников и фей на пути своего возрождения. Лед в сердце моего Сухаря стал таять и он стал доверять руль творческому началу. Дом завален картинами, которые долго ждали разрешения появиться на свет, рисую я уже не одна, а в творческом кружке единомышленников, у нас теперь целый клуб творческого возрождения.
    И вот сейчас я наблюдаю, как ребенок и взрослый вместе идут рука об руку, один чудит и вдохновляет, другой заботится и защищает. Вот и сила возродилась, сотканная из принятия и любви к обоим.
    Благодарю, Феечка, за сказку и с интересом жду разгадки, а чем-же окажется лазурное море с белым домом на берегу, это метафора или реальность?

Добавить комментарий для :) Людмила Отменить ответ